w1972: (Не один)
[personal profile] w1972
Формат ЖЖ позволяет соединить все части опубликованной ранее истории и представить заметку целиком (с незначительными сокращениями).

Не исключено, что история одной из самых страшных манипуляций историческими фактами, случившаяся за последнее время.
Считаю, что её перепост поможет установлению истины..

Часть 1
В конце июля – начале августа многие неравнодушные люди отмечают годовщину начала Большого террора.

31 июля 1937 года одобрен Политбюро ЦК ВКП(б) и подписан Ежовым приказ НКВД № 00447 "Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов". Одновременно принято решение о расширении системы лагерей ГУЛАГа.

На основании принятых решений с августа 1937 года по ноябрь 1938 года были проведены самые массовые в истории России репрессии.

Забывать об этом нельзя, равно как и о том, что "белые пятна" истории приводят к тому, что живые начинают апеллировать к мертвецам, вплетая их в свои насущные политические задачи.

В интерпретации некоторых "толкователей" расстрелянные в 37-ом не только свидетельствуют о преступности многих принятых в СССР решений, но и каким-то образом указывают на то, что преступен и сам советский строй, и даже нынешний, теперь уже российский, режим.
Кого-то эти факты увлекают дальше – по проторенной дорожке русофобии.

Некоторые издания смогли вплести упоминания о сталинских репрессиях в информационные поводы, связанные с назначением на административные должности представителей силовых ведомств, с отдельными арестами прошедшего месяца, с обысками и отставками.
=> http://vbulahtin.livejournal.com/2647904.html

Конечно, невозможно сравнивать излишне деликатные действия российской власти с тем, что происходило в СССР 30-х годах 20-ого века.

Но подобные головокружительные сопоставления не предел "изящества".

Общим местом траурных воспоминаний часто становится процесс склонения конкретных цифр и событий к неким абстрактным и непреходящим преступлениям "кровавого режима" и абстрактному числу замученных.

Даже один расстрелянный человек – это трагедия для страны, но трагедией страны становится и неуклонное превращение конкретных цифр в "миллионы жертв", конкретных преступников из числа представителей правоохранительных органов в "преступную страну", преступный характер общественных отношений и т.д.

Есть случаи и более умопомрачительных пируэтов с нарушением всех законов формальной логики. Например, изучив историю Большого террора в Карелии, некоторые "эксперты" приходят к выводу, что часть Карелии – территория террора, а нынешняя граница РФ – граница, установленная террористами, и "возвращение Карелии является единственной реальной войной против террора".
=> https://travellerism.wordpress.com/2010/10/31/stalin-oli-terroristi-osa-7/

Речь в заметке выше идет о "возвращении" территорий Финляндии, граждан которой тоже коснулся Большой террор. Такое удивительное заключение следует из истории массового захоронения репрессированных Сандармох в Медвежьегорском районе Республики Карелия.

Это "одно из самых больших на Северо-Западе России захоронений жертв сталинских репрессий". Там похоронены "58 национальностей" (большей частью это русские).
=> https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D0%B0%D1%80%D0%BC%D0%BE%D1%85

Эта история изложена в ряде монографий, вплоть до отдельных деталей.

В районе Медвежьей Горы с августа 1937 по ноябрь 1938 осуществлено более 50 расстрельных акций.

По постановлениям Тройки НКВД КАССР здесь было расстреляно 2666 человек, по постановлениям московской "двойки" – 670, по постановлениям Особой Тройки НКВД по Ленинградской области (протоколы №81–85) – 1111 человек.

После окончания Большого террора использование урочища Сандармох в качестве места расстрелов и захоронений по документам не прослеживается.

По заявлению общества "Мемориал" (признано в России иностранным агентом), которое проводило раскопки в этих местах, собрало и опубликовало значительное число архивных материалов, первый этап расстрелов проводился 27 октября – 4 ноября 1937 года начальником АХУ УНКД Ленинградской области капитаном Михаилом Матвеевым и помощником коменданта УНКВД Георгием Алаферовым.
=> http://www.solovki.ca/camp_20/butcher_matveev.php

Начиная с 1997 года, ежегодно в дни начала Большого террора 5-7 августа в урочище Сандармох при финансовой поддержке Польши (часть расстрелянных были поляками) проводятся дни памяти жертв политических репрессий.

Казалось бы, по поводу этих наших мертвецов есть множество документов, подтвержденных фактами раскопок и воспоминаниями свидетелей.

Но в Истории, увы, бывает и так, что историография какого-то важного события связана с одним или несколькими документами, наличие или отсутствие которых вновь и вновь возбуждает общественную дискуссию.

Когда дело касается дней давно минувших, можно опустить руки и с сожалением констатировать невозможность получения прямых доказательств.
Но события расстрела "первого соловецкого этапа", расследование которого вел "Мемориал", несмотря на сформировавшуюся фундаментальную историографию, изучаются буквально на наших глазах.

За последние несколько лет созданы десятки текстов, в которых излагаются детали, описывается хронология и подробности о том, как "всё было" вплоть до поворотов головы палачей.

Всё больше в виртуальном пространстве историй, перепостов, дополнений о том, как всё происходило, воссоздающих подробности произошедшего:
– как и чем били приговоренных,как расстреливали,
– сколько платили шоферу и конвоирам,
– как палачи пили, как изобретали и использовали орудия пыток…

Всё это в том числе "подвязывается" к расстрелу в урочище Сандармох.

Но, раскапывая терриконы информационного мусора, постепенно подходишь к мысли, что в основе значительной части историографии этого события всего несколько документов.

Если копий этих документов нет или по каким-то причинам их не желают публиковать, то можно поставить под сомнение и тысячи страниц исследований, представленных на сайтах музеев, общественных и политических организаций, активистов и на разного рода медиаресурсах
✯☭✯
Один из удручающих моментов расследований расстрелов в Республики Карелия в 1937-1938 гг. связан с тем, что при очевидной необходимости публикации всей исчерпывающей информации, этого почему-то не сделано.

Поэтому выводы, первоначально сделанные исследователями, подвергаются критике множеством историков, экспертов и просто неравнодушных людей.

Но воз и ныне там – окончательной точки не поставлено.

В работу общества "Мемориал" было вовлечено огромное число людей, обнаружено множество свидетельств расстрелов в Карелии, но по-прежнему нет исчерпывающих данных, которые позволяют понять, что же произошло на самом деле.

Имеющиеся факты противоречивы и недостаточны, поэтому происходят спекуляции и попытки новых интерпретаций.

Официальная версия: 27 октября 1937 года "большой этап" погрузили на Соловках на баржи, потом его след терялся. "Много лет существовало предположение, что людей утопили в Белом море".
Потом в архивах управления ФСБ в Архангельске были найдены оригинальные документы, в частности, "расстрельные списки".
Из показаний руководившего расстрелами М.Матвеева "Мемориал" локализовал место казней.
Подробности и документы можно узнать в книге Ю.А.Дмитриева "Место расстрела Сандармох", Петрозаводск, 1999.
=> https://drive.google.com/file/d/0B96SnjoTQuH_cURfY1FyNDI2N2c/edit

Различные дополнения к этой книге и выжимки из текста размещены на множестве сайтов в сети. Один из ресурсов, где кратко приведен корпус материалов и свидетельств.
=> http://www.beloedelo.ru/researches/article/?369

Обращают на себя внимание отдельные хронологические нестыковки: по одним данным первый соловецкий этап отправляется в Кемь 27.10.1937.
"Соловецкий кремль этапы покинули практически одновременно (когда?), в КемПерпункт их переправили на баржах". И след терялся?

По другим из Кеми в Медвежью Гору этапы были отправлены разновременно: 21, 22, 28, 29, 31 октября 1937 г. (т.е. с Соловков заключенных вывезли раньше).
Это были несколько этапов со своими этапными списками, соответствовавшими протоколам Особой тройки УНКВД ЛО № 81–85.

Предписание УНКВД ЛО выдать М.Матвееву заключенных из Соловецкой тюрьмы датировано 16 октября 1937 года – в течение 10 дней ему удалось добраться из Ленинграда на Соловки, произвести в Соловецкой тюрьме "тщательную сверку установочных данных на каждого заключенного", вывезти людей на материк, потом в Медвежьегорск и организовать там конвейер смерти.

В истории "первого соловецкого этапа" "Мемориал" упускает один из документов - расписку в получении "на руки" заключенных для исполнения:

Здесь четко указан момент "передачи" заключенных, содержащихся в Соловецкой тюрьме ГУГБ НКВД, подлежащих отправки в Лагеря.
И подпись Матвеева - 27/X 37.

Это "первая партия", отправленная по Протоколу №81.
В историографии, сформированной "Мемориалом", их расстреляли 27.10. в урочище Сандармох.


В монографиях перечисляют расстрелянных именно в эту ночь (с 27 по 28 октября 1937 года?), и именно в Медвежьегорском районе (стр. 235 вышеуказанной монографии).

Даже если допустить великолепную октябрьскую погоду в Белом море, ранний подъем приговоренных на казнь, идеальную организацию логистики (транспортировка, охрана, доставка питания для 1116 человек) и выдающуюся скорость баржи, в Кемь этап мог прийти не раньше полудня 27.10.

С какой скоростью собирали заключенных первого этапа можно представить из воспоминаний Ю. Чиркова "А было всё так…" (на них часто "Мемориал"):
"В конце октября неожиданно выгнали всех обитателей открытых камер кремля на генеральную проверку.
На проверке зачитали огромный список — несколько сотен фамилий — отправляемых в этап.
Срок подготовки — два часа. Сбор на этой же площади.
Началась ужасная суета. Одни бежали укладывать вещи, другие — прощаться со знакомыми. Через два часа большая часть этапируемых уже стояла с вещами. В это время из изоляторов вышли колонны заключенных с чемоданами и рюкзаками, которые направлялись не к Никольским воротам, где была проходная, а к Святым воротам, которые выводили на берег бухты Благополучия".


После прибытия в Кемь переход этапа на железнодорожную станцию, погрузка в вагоны, переезд в Медвежьегорск.

Это около 300 км. За восемь, девять часов уложились бы? Нет, даже при самом фантастическом стечении обстоятельств.
(железная дорога проходит ближе к берегу Белого моря, но для общего представления о топографии подойдет и такая карта)

И не надо думать, что приговоренных к смерти не кормили (и на это уходило значительное количество времени).

Потом погрузка в трёхтонки, размещение в изоляторах Белтбалтлага, ужин, вызов по одному к чекистам (так описывают процедуру казней в Медвежьегорьевске), краткое оглашение приговора, пытки, вывоз к месту казни ("в распоряжении опербригады были две грузовые машины для перевозки заключённых к месту расстрела"), приведение в исполнение:
– расстреливать возили за 16 километров .от Медвежьегорска.
– подготовительные работы в лесу (рытьё ям, костры)
– в секретной операции помимо опербригады участвовали шоферы, проводники служебных собак… "спецработы шли за дополнительную оплату..."
– "конвою на каждой грузовой машине выдавалось по колотушке и трости"

Какой-то чрезвычайно насыщенный плотный график для первого дня – что у палачей, что у их жертв.

И это с учетом идеальной предварительной подготовки – наличия транспорта, точной локализации места, "заранее вырытых могил" (это тоже упоминается в монографиях).

С одной стороны упоминается, что конвейер смерти работал в столице Белбалтлага "почти открыто", с другой стороны свидетельства местного населения об этой ужасной "работе" в лесу косвенные и их очень немного – на уровне слухов (хотя местные жители в тех местах не первое столетие живут и жили лесом).

Если опустить сомнения в рациональности действий карательной машины, потратившей существенные ресурсы, чтобы отвезти заключенных к месту расстрела (в самой "Соловецкой тюрьме", несмотря на начавшиеся к тому времени реформы, приговоры регулярно приводили в исполнение), различных нестыковок в истории "первого соловецкого этапа" наберется изрядное количество, но главные связаны с местом захоронения.

✯☭✯

1 июля 1997 года на 19-м километре трассы Медвежьегорск - Повенец в лесу, в полутора километрах от основной дороги, поисковиками общества "Мемориал" обнаружены провалы в почве.
Первые же находки не оставили сомнений в том, что здесь погребены люди.
2 июля на место массовых захоронений прибывает комиссия во главе с прокурором Медвежьегорского района Г. Догадиной.

При эксгумации тел в трёх захоронениях, которые вскрыты при раскопках, обнаружено в общей сложности 231 человек.
Все мужчины.

В заметках на эту тему упоминаются "3 найденные пули и столько же гильз", "на вопрос о том, из каких видов оружия стреляны патроны 45-го калибра, частями которого явились 3 найденные пули и столько же гильз, криминалисты не смогли ответить".
На одной из гильз обнаружено клеймо производителя, калибр: "PETERS 45 А.С.", а также код завода-изготовителя "35Т".
=> http://www.solovki.ca/camp_20/nagan.php

PETERS 45 A.C – это "Peters Cartridge Company" (США, Цинциннати, Огайо).

Очень распространенный вид патрона, и сам по себе он ничего не доказывает (у НКВД на вооружении имелось множество единиц иностранного стрелкового оружия).

Такие патроны выпускали с 1911 по 1934 гг. (в 1935 году компания Peters Cartridge Co. влилась в состав Remington Arms Co.) и поставляли почти повсеместно.

Гораздо сложнее с маркировкой "завода-изготовителя" – не ошиблись ли исследователи с "35Т"?
Из "протокольного" объяснения Матвеевым процедуры казни: "в указанной яме приказывали арестованному ложиться вниз лицом, после чего в упор из револьвера арестованного стреляли".
231 труп и 3 гильзы? Не маловато ли для двухсот человек, каждого из которых бросали в подготовленную яму и стреляли (в затылок?)?

Получается, что официальная версия грешит как минимум по части деталей исполнения приговоров.

В соответствии со списком общества "Мемориал" среди расстрелянных 27.10.-04.11 было 85 женщин.
Это каждая 13-ая из казненных, и в других "карельских этапах" процент женщин был не меньше.

Судя по сведениям об эксгумации, в трех вскрытых захоронениях не было женщин.
✯☭✯
С многочисленными нестыковками официальной версии связано существование альтернативной версии. Ряд историков утверждает, что "Мемориал" раскопал преимущественно погибших военнопленных финских лагерей смерти.

Недавно исследователям стали доступны материалы периода "войны-продолжения" – в том числе протоколы военнопленных РККА, бежавших из финских концлагерей.

Все они служили в различных частях Карельского фронта.

В период второй мировой войны финские концлагеря для военнопленных были едва ли не самыми страшными.
По современным оценкам из 64 тысяч советских военнопленных за колючей проволокой погибли до 19 тысяч человек.
=> https://helda.helsinki.fi/bitstream/handle/10138/41627/Danielsbacka_vaitoskirja.pdf?sequence=1

Отрывок из одной недавней экспертной работы: "Число зарегистрированных убитых военнопленных [советской армии] составило 19 085, но дополнительный анализ указывает, что было убито еще около 3 000 человек" – при этом число советских военнопленных составляло 64 тысячи – т.е. был убит или умер от болезни и голода каждый третий.

Это были не "квалифицированные" фашистские концлагеря, где существовала видимость порядка уничтожения. В финских лагерях убивали без всякой системы.
=> https://fi.wikipedia.org/wiki/Koverin_keskitysleiri#cite_note-4
=> https://fi.wikipedia.org/wiki/It%C3%A4-Karjalan_keskitysleirit

По-прежнему никому не известно, сколько из этого числа погибло на территории Финляндии и сколько на оккупированной территории Советской России.
Финский оккупационный режим был одним из самых жестоких на территории оккупированной части СССР, превосходя во многом немецкий.
=> http://gorod.tomsk.ru/index-1297965055.php
=> http://vbulahtin.livejournal.com/2557042.html
✯☭✯
"Загадка" массовых захоронений в урочище Сандармох – это не убийство Кеннеди, не 9/11.
Это наши предки, так или иначе погибшие страшной смертью, но памятью о которых до сих пор можно спекулировать.

В различных источниках неоднократно указывается, что в распоряжении "Мемориала" имелись архивные дела по осуждению чекистов, которые приводили в исполнение приговоры (Матвеев, Бондаренко, Шондыш и других).

На основании этих материалов проведена локализация мест расстрелов, установлены детали казней: возили за 16 километров от Медвежьегорска, предварительно проводились подготовительные работы в лесу, в секретной операции помимо опербригады участвовали шоферы, проводники служебных собак, "спецработы шли за дополнительную оплату, от 180 рублей за лесные работы, до 240 рублей шофёрам и конвоирам", "конвою на каждой грузовой машине выдавалось по колотушке и трости" и т.д.

Реальная проблема нашего государства – это отсутствие цифр и фактов по многим всё еще разделяющим общество событиям.

И тем более горько, когда факты всё еще можно установить как в случае с погибшими в урочище Сандармох.
Можно начать с копий двух документов: протокола допроса М.Матвеева и акта/протокола эксгумации тел.

Без копий двух этих документов История может превратиться в пропагандистскую уловку, которая продолжает дезориентировать миллионы граждан России, и без того не особо искушенных в нюансах исторических процессов.

Всего два документа, два Протокола, на которые исследователи постоянно ссылаются.
=> http://www.svoboda.org/content/transcript/410227.html

На одной чаше весов – память о тысячах погибших граждан нашей страны, на другой – копия протокола допроса Матвеева Михаила Родионовича от 13 марта 1939 года.

Часть 2
В 2016 году ФСБ России рассекречены архивные материалы, в которых говорится о нахождении на месте лагерей НКВД Белтбалтлага в период Великой Отечественной войны финских лагерей для военнопленных.
В этих же документах говорится о расстреле советских солдат в лагерях и захоронении. Они содержались в тех же бараках, что и политические заключенные.
Согласно предоставленным данным, в могилах Сандармоха находят и массовые захоронения советских военнопленных, находившихся в финских концлагерях в годы Великой Отечественной войны.
http://tvzvezda.ru/news/qhistory/content/201608040821-ge82.htm

Известным ученым, историком и признанным в России и Финляндии специалистом по истории Карелии Веригиным Сергеем Геннадиевичем данные были доведены до Финского исторического общества, которое сообщило, что в настоящее время в Финляндии готовится официальный материал, в котором подтверждаются расстрелы советских военнопленных в финских лагерях.
=> http://izvestia.ru/news/621133

Экспертные материалы, опубликованные не только в России, но и в Финляндии, указывают на то, что "небольшая" численность жертв (около 40 тысяч) на территории Карелии, где под оккупацией осталось всего чуть более 100 тысяч человек, означает, что погибло примерно 30-40% людей от оставшихся в оккупации.

В Карелии был установлен режим террора, направленный против нефинноязычного населения.

Целью создания финских концентрационных лагерей была "этническая чистка": уничтожение русского населения в российском регионе, оккупированном финской армией.

В своём письме домой 17 апреля 1942 года известный финский политический деятель и депутат сейма Вяйне Войонмаа писал]:
"…из 20-тысячного русского населения Ээнислинна, гражданского населения 19 тысяч находятся в концлагерях и тысяча на свободе. В пищу идут лошадиные трупы двухдневной давности. Русские дети перерывают помойки в поисках пищевых отходов, выброшенных финскими солдатами. Что сказал бы Красный крест в Женеве, если бы знал о таком…".

Финны широко практиковали бессудные расстрелы "пленных", учет которых не велся, а также угон пленных на работы и перевод в лагеря на территории Финляндии, эти категории выпадают из данной статистики, но выживших после этого было очень немного - оценочно не более 2 тыс.

Как и немцы, финны торговали "рабами" с "восточных территорий", продавая насильно угнанных на работы советских граждан для использования в сельском хозяйстве. Об этом прямо свидетельствовал в своих дневниковых записях даже такой известный финский "гуманист", как Мартти Хаавио:
"Странно иметь рабов. У меня шесть рабов, все русские, которых я заставляю делать самую трудную работу. Когда мы даем им немного каши вдобавок к тюремным харчам, они нам до крайности благодарны".

Этот же гуманный академик-фольклорист не стеснялся прямо заявлять о желательности и необходимости этнических чисток:
"Население этих территорий нужно очистить от чужих элементов, чтобы тех, кто останется, можно было легко причислять к финнам".

Всего на территории оккупированной Карелии действовало 13 финских концентрационных лагерей, через которые прошло более 30 тысяч человек только местных жителей, около трети из них погибло – не менее 4 тыс. погибло только от голода.

Оценочно количество погибших гражданских узников и военнопленных составляет не менее 40 тыс.человек.
=> http://antisys.ru/wiki/index.php/%D0%A4%D0%B8%D0%BD%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%BE%D0%BA%D0%BA%D1%83%D0%BF%D0%B0%D1%86%D0%B8%D1%8F_%D0%9A%D0%B0%D1%80%D0%B5%D0%BB%D0%B8%D0%B8_%D0%B2_1941-1944_%D0%B3%D0%BE%D0%B4%D0%B0%D1%85
✯☭✯
В 2016 году исполняется 75 лет со дня начала Войны-продолжения (принятое в Финляндии название советско-финской войны), поэтому именно сейчас в Финляндии публикуются материалы о концлагерях.

Новые данные касаются сведений, собранных из протоколов допросов заключенных, бежавших из финских концлагерей.

Финны захватили столицу карельского ГУЛАГа Медвежьегорск 5 декабря и за два дня вышли к Повенцу и Беломорско-Балтийскому каналу.

Из-за быстрого продвижения в тылу финских войск остались тысячи советских солдат, ставших военнопленными.

Десятки узников смогли сбежать из концлагерей в районе Медвежьегорска в 1942-1943 гг.

Они подвергались тщательным допросам, и благодаря протоколам этих допросов можно реконструировать условия содержания в концлагерях.

В деревне Пяжиева Сельга, которая был освобождена в 1944 году, находился лагерь советских военнопленных.
В одном из бараков было обнаружено письмо адресованное бойцам Красной Армии: "...Хотелось бы кровью описать все, что пришлось нам пережить. Снова проходят перед нами ужасные сцены расстрелов и избиений. Для человека, испытавшего муки плена в проклятой Суоми, не страшен ад со всеми его мучениями.
Финны ставили людей на горячую плиту, равняли строй обессиленных людей при помощи очереди из автомата.
Рана на руке или на ноге считается у нас величайшим счастьем, она дает иногда избавление от непосильной работы, за которую, кроме избиения, ничего не получишь.
Но беда, если болезнь внутренняя. Таких больных за руки и за ноги вытаскивали из барака на мороз и ударами гнали в лес.
Были случаи, когда несчастные больше не вставали с земли...".


Финны не строили новые бараки для военнопленных, в основном используя инфраструктуру Белбалткомбината.
Самыми страшными были т.н. "лесные лагеря", в которых военнопленные занимались лесозаготовками как до этого в тех же лесопунктах ГУЛАГа.
В одном из таких лагерей смертность превысила 100% от первоначальной численности военнопленных, т.е. все заключенные первого состава умерли от голода, эпидемических болезней, тяжелой работы и в результате расстрелов.
Главной причиной массовой смертности было недоедание.
«Много, очень много советских людей умирало от голода, а тех, кто пытался есть дохлых собак, кошек и павших лошадей, финские фашисты расстреливали. Я своими глазами видел сотни истощенных советских военнопленных, которые падали на ходу. Тех, кто лежал и не мог подняться, финские фашисты убивали» – свидетельствовал Яков Крылов.
Убить могли даже не за провинность, а по прихоти надзирателей, ради развлечения.
Военнопленных запрягали в сани и возили на них воду или бревна, подстегивая железными прутьями, порой до смерти.
За попытку побега расстреливали весь барак.

Рабочий день обычного "ненационального", т.е. военнопленного славянского происхождения, начинался в 5 часов утра и продолжался до отбоя в 22:00. Иногда работали и по ночам.
Дневной рацион состоял из 170-240 граммов ржаного хлеба, двух литров жидкой баланды, разведенной в воде ржаной муки, 10-15 граммов сахара, 30 граммов мяса или рыбы.
Горячую пищу давали через день.
По свидетельству бежавшего из лагеря повара эти нормы никогда не соблюдались, так как охранники забирали часть продовольствия заключенных.
Нервы охранников иногда сдавали, и они расстреливали военнопленных, совершая над ними самосуд. Таких случаев по современным данным было по меньшей мере 1019, т.е. более 5% от общего числа погибших в концлагерях (высокий "показатель" по сравнению с другими странами).
Захваченных в тылу финских войск советских разведчиков финны, как правило, после допросов расстреливали.
Протоколы бежавших военнопленных свидетельствуют о нечеловеческих невыносимых условиях содержания в концлагерях.
На высокую смертность влияла вражда и ненависть к русским, дефицит продовольствия и проблемы с психическим здоровьем охранников концлагерей.
Известно, что в годы войны финны строили в Медвежьегорске военные укрепления.
Партизанскому отряду "Боевые друзья" удалось взять в плен девятерых финских солдат, которые рассказывали о масштабах и сложности фортификационных работ, в которых участвовали военнопленные.
Позже не нашлось ни одного пленного из тех, которые строили медвежьегорские укрепления.
=> http://www.gov.karelia.ru/Karelia/892/t/892_7.html
=> http://gov.karelia.ru/Karelia/908/29.html

В финских и российских исторических источниках достаточно информации о массовых убийствах советских пленных в концлагерях, но практически отсутствуют данные о местах погребения. Финскому военному командованию, руководившему инфраструктурой Белбалткомбината, могли быть известны места захоронений жертв репрессий, в том числе песчаный карьер урочища Сандармох.
Он мог стать последним пристанищем для казненных и умерших от голода в концлагерях на Масельгском направлении красноармейцев.

...основная масса военнопленных осталась верна присяге и воинскому долгу.
их-то в первую очередь финны уничтожали.
Тела закапывали в тех же местах, где находились захоронения политзаключенных.
«Мемориал» разделил найденные в Сандармохе останки на «своих и чужих», оставив кости военнопленных недостойными внимания.

Схема-расположение финских лагерей смерти
13614394.jpg


До урочища Сандармох -- 12 км. С Соловецких островов - 313.
✯☭✯
Между тем, число жертв сталинских репрессий, захороненных под Медвежьегорском с момента проведения раскопок и начала исследований в архивах, планомерно возрастало.
Начальная цифра в 3,5 тысячи расстрелянных постепенно доросла до 5, потом до 7,5 и по некоторым оценкам уже достигла 9,5 тысяч расстрелянных человек разных национальностей.

В созданный на месте казней мемориал "подселяли" жертв различных мартирологов, места смерти которых по-прежнему неизвестны.
В уничтожении "первого соловецкого этапа" и жертв Большого террора в Карелии всё еще не поставлена точка.
Скорбь по павшим и невозможность объяснить себе многое из произошедшего заставит возвращаться к этим событиям снова и снова.

Помимо приказов о приведении в исполнение приговоров к высшей мере наказания и рассказов очевидцев про истязания заключенных в системе ГУЛАГ сохранились документы и рядового характера из "обычной" жизни огромной производственной структуры, которую представлял из себя Беломорстрой.

Существует масса приказов по Белбалткомбинату административно-производственного характера:
– о премировании заключенных к юбилейным датам, о поощрении за труд и даже за приготовление "питательного и достаточно вкусного киселя"
– о наказаниях за однократное нарушение режима питания заключенных, за несвоевременный завоз продуктов и из разряда казусов – за украденные солдатом чулки шерстяной выделки у одного из местных жителей.
http://vbulahtin.livejournal.com/2574496.html

Общество "Мемориал" в качестве одного из немногих свидетельств жестокости НКВД в частности в Республике Карелия приводит историю семьи Голубевой Александры Кирилловны (1916 г.р.) и её мужа Туомайнена Карла Густавовича (1893 г.р.), арестованного 21 сентября 1937 года и расстрелянного 28.12.1937 года.
Переписка Голубевой приводится в монографиях "Мемориала", посвященных захоронениям в урочище Сандармох.

Голубева рассказывает, как получала компенсацию в КГБ СССР спустя 35 лет после расстрела мужа (его зарплату и компенсацию за конфискованные вещи).
http://vbulahtin.livejournal.com/2553427.html

Это лишнее свидетельство того, что репрессивная машина ничего не забывает.

И вдруг спустя 60-т лет появляются безвестно канувшие тысячи человек.

И конвейер смерти – все эти описываемые "комнаты вязки рук", "комнаты вязки ног", "меры физического воздействия", "колотушки", "вальки" для "успокоения", "усмирения" связываемых или уже связанных заключённых, протыкание тел острым концом трости, расстрельные ямы, в которые десятками бросали заключенных и исполняли по несколько сотен за ночь – это непросто совместить с "вкусным киселём" и наказанием за "нетактичное" поведение, связанное с выносом на себе чужих шерстяных чулок.

Как себе представить сотни исполнителей системы Белбалткомбината, которые поощряли з/к за инициативную и творческую работу, а потом участвовали в пытках, копали шурфы для сброса тел, печатали приказы об увеличении денежного пособия и рационов питания и необходимости носить противогазы, а потом отчеты о количестве расстрелянных за сутки?

Это по-прежнему важные вопросы нашей истории.
Их нельзя оставлять на потребу стервятникам-пропагандистам.
Чтобы установить факты и отсечь их от эмоций, должно сформироваться требовательное отношение к доказательной базе исторических событий. Тем более, если точно известно, что документы сохранились.

Если что-то было установлено на основании архивных данных и экспертиз, должны представляться документы (сколь бы сложными они ни были), а не выводы из них.

Когда речь идет про чувствительные для общества события, требовательность должна повышаться вдвойне.

В этом году представители "Мемориала" рассказывают, что в результате 15-летней "титанической работы" подготовлен "справочник " "кадрового состава сотрудников органов государственной безопасности СССР 1935-1939 гг."
http://www.novayagazeta.ru/comments/73981.html

Собраны данные "40 тысяч сталинских палачей".

В предшествующей части заметки указывалось, что ключ к разгадке урочища Сандармох общество "Мемориал" обнаружило в протоколе допроса организатора и исполнителя казней Матвеева Михаила Родионовича от 13 марта 1939 года.

В материалах "Мемориала" есть упоминания архивных дел других чекистов, участвующих в расстрелах.
Дело Матвеева держали в руках, делали частичные копии, его цитируют на множестве ресурсов, его ответы на вопросы следователей стали основой историографии.

Один Протокол. Один акт/протокол эксгумации тел.

"Раскрытые сейчас документы ФСБ позволят восстановить не только историческую справедливость, но и установить имена многих погибших наших солдат и офицеров в финском плену, – считает бывший начальник Управления Министерства обороны Российской Федерации по увековечению памяти погибших при защите Отечества Александр Кирилин. – ...такая работа непременно начнется в ближайшее время. Военнопленных на Родине никто не лишал воинских званий и наград и те, кто не запятнал свою честь предательством, бесспорно достойны вечной памяти.
Ведь речь идет не о каком-то тайном захоронении за границей – братские могилы находятся у нас, в Карелии, и значит, к ним есть доступ.
У Минобороны есть богатый опыт медико-криминалистической идентификации, как например, у 124-й Центральной лаборатории в Ростове-на-Дону. И конечно, памятник погибшим военнопленным должен там появиться»
.
13614373.jpg
13614387.jpg
13614390.jpg

13614395.jpg
13614405.jpg

Комментарии после первых двух публикаций сводилась к критике источников официальной версии истории урочища Сандармох: общества "Мемориал", радио "Свободы", экспертов, работающих на иностранные гранты и т.д.
Установление важных исторических обстоятельств натыкается в России прежде всего на их эмоциональную оценку.
"Мемориал" здесь факультативный элемент: историография уже складывается из сотен тысяч слов, размещенных на разных ресурсах, цитат, проклятий, обвинений.

Простыми "фи" в адрес "иностранного агента" эту информационную глыбу не обойти.

Есть элементарные вопросы, вынесенный в заголовок:
1.Официальная история утверждает, что заключенных бросали в ямы и расстреливали – почему тогда наши всего три пули и столько же гильз?
2.В расстрелянных соловецких этапах было 10-15% женщин – нашли только мужчин. Как объяснить, что в захоронениях не было женщин?
3.Обнаружили всё это, обосновали благодаря протоколу допроса одного из палачей.

Получается, что История наших погибших предков как перевернутая пирамида покачивается на двух документах, которые необходимо вычитать до запятой, до помарок на полях.
Но этих документов нет.

Весь ужас заголовка и картинки к нему в том (чекист ведь действительно стреляет в читателей), что где-то существуют (а может и нет) несколько потертых бумажек, которое многое бы объяснили, или по крайней мере позволили бы сделать выводы о том, что делать дальше для установления истины.

На одной чаше весов несколько бумаг. На другой – тысячи наших убитых граждан, десятилетия общественных дискуссий и все еще раздвоенное сознание.

А для начала всего-то требуется взглянут на:
– копию протокола допроса Матвеева Михаила Родионовича от 13 марта 1939 года,
– копию акта/протокола эксгумации тел в 1997 году.
From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

w1972: (Default)
w1972

April 2017

S M T W T F S
      1
23 45678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 28th, 2017 12:49 pm
Powered by Dreamwidth Studios